/
ТЕКУЩАЯ СТРАНИЦА

СТАТЬЯ В ЖУРНАЛЕ ТОВАРОВЕД 03/22

ХРАНЕНИЕ МЯСА, ЗАМОРОЖЕННОГО В УСЛОВИЯХ АКУСТИЧЕСКОЙ ЗАМОРОЗКИ, И ОЦЕНКА ЕГО БИОТОКСИЧНОСТИ (ЧАСТЬ 1)


Ю.И. Сидоренко, д-р техн. наук, профессор, акционерное общество «Торговый дом «Биоснабсбыт»

Д.Н. Балаболин, ООО «Акустическая заморозка»

Ю.Г. Симаков, д-р биол. наук, профессор, главный научный сотрудник,

ФГБОУ ВО «МГУТУ им. К.Г. Разумовского»

С.А. Ливинская, канд. техн. наук, доцент, Федеральный центр мониторинга питания обучающихся Министерства просвещения РФ

И.М. Юдицкая, Е.А. Плечев, А.А. Сидоренко, А.И. Троцюк, Д.А. Шурупов, ГБОУ г. Москвы «Школа № 2083»


Показана необходимость разработки новых технологий холодильного хранения, обеспечивающих улучшенное качество и безопасность мясной продукции. Проведен критический анализ методов холодильного хранения и обоснован выбор метода акустической заморозки. В результате совместной работы учащихся школы № 2083, ООО «Акустическая заморозка» и Института БИРХ МГУТУ им. К.Г. Разумовского проведены исследования по установлению степени токсичности свинины, подвергнутой холодильному хранению в условиях шоковой и акустической заморозки. Гистологические исследования свежего мяса и мяса после акустической и шоковой заморозки показали, что шоковая заморозка приводит к нарушению структуры поперечно-полосатых мышц за счет образования крупных кристаллов льда во время заморозки. Примененный в исследованиях метод фрактального анализа белков свежего мяса и мяса после акустической заморозки показал, что кристаллизация льда в мышечной ткани приводит к образованию разных типов фракталов. Фрактальный анализ может быть использован для подбора физических факторов при совершенствовании технологии акустической заморозки. Проведены токсикологические исследования на молоди шпорцевых лягушек Xenopus laevis, которых кормили личинками хирономид, калифорнийскими червями Eiseniafoetida

(контроль), свежим мясом и мясом после акустической заморозки. Исследования показали, что значительных отклонений в цитологичесих показателях красной крови у лягушек, питающихся естественным кормом (червями) и мясом после акустической заморозки, нет. Мясо после шоковой заморозки лягушками поедается плохо, что указывает на значительную потерю его качества по сравнению со свежим мясом. Сравнительные исследования по влиянию кормления свежим мясом и мясом

после акустической заморозки, проведенные на крови лабораторных рыб Danio rerio, показали, что свежее мясо и мясо после акустической заморозки не вызывают вредных воздействий на красную кровь рыб. Работа выполнена в рамках программы внедрения проектных методов школьного обучения в средней школе — ГБОУ г. Москвы «Школа № 2083».


Ключевые слова: акустическая, шоковая, биотоксичность, фракталы, гистология, микроядерный тест, замораживание, мясо, качество.


MEAT STORAGE UNDER ACOUSTIC FREEZING

CONDITIONS AND ASSESSMENT OF ITS BIOTOXICITY

(PART 1)


Yu.I. Sidorenko, PhD in Engineering, professor, Trading House “Biosnabsbyt” company

D.N. Balabolin, “Acoustic freezing” company

Yu.G. Simakov, PhD in Biology, professor, chief researcher,

Moscow State University of Technology and Management named after K.G. Razumovsky

S.A. Livinskaya, PhD Candidate in Engineering, associate professor,

Federal Center for Monitoring Student Nutrition of the Ministry of Education of the Russian Federation

I.M. Yuditskaya, E.A. Plechev, A.A. Sidorenko, A.I. Trotsyuk, D.A. Shurupov, Moscow State Budgetary Educational Institution “School No. 2083”


The necessity of developing new technologies for refrigerated storage, providing improved quality and safety of meat products, is shown. A critical analysis of cold storage methods has been carried out and the choice of the acoustic freezing method has been substantiated. As a result of the joint work of the students of school No. 2083, “Acoustic Freezing” company and the Institute of Biotechnology and Fisheries, Moscow State University of Technology and Management named after K.G. Razumovsky, studies were carried out to establish the degree of toxicity of pork subjected to refrigeration storage under conditions of shock and acoustic freezing. Histological studies of fresh meat and meat after acoustic and shock freezing have shown that shock freezing leads to a violation of the structure of striated muscles due to the formation of large ice crystals during freezing. The method of fractal analysis of proteins in fresh meat and meat after acoustic freezing showed that the ice crystallization in muscle tissue leads to the formation of different types of fractals. Fractal analysis can be used to select physical factors when improving the technology of acoustic freezing. Toxicological studies were carried out on juvenile clawed frogs Xenopus laevis fed with chironomid larvae, California worms Eisenia fetida (control), fresh meat and meat after acoustic freezing. Studies have shown that there are no significant deviations in the cytological parameters of red blood in frogs eating natural food (worms) and meat after acoustic freezing. Meat after shock freezing is eaten poorly by frogs, which indicates a significant loss of its quality compared to fresh meat. Comparative studies on the effects of feeding fresh meat and meat after acoustic freezing, carried out on the blood of laboratory fish Danio rerio, demonstrated that fresh meat and meat after acoustic freezing do not cause harmful effects on the red blood of fish. The work was carried out within the framework of the program for the introduction of project methods of school education in the secondary school of the Moscow State Budgetary Educational Institution “School No. 2083”.


Keywords: acoustic, shock, biotoxicity, fractals, histology, micronucleus test, freezing, meat, quality.


Доктриной продовольственной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 21.01.2020 № 20, определены основные задачи продовольственной безопасности страны [1]. Обеспечение продовольственной безопасности возможно за счет создания инновационных технологий производства и хранения продовольственных товаров. Решение задач, декларированных в Доктрине продовольственной безопасности, во многом связано с решением проблемы обеспечения высокого качества продовольствия, закладываемого на хранение.


Что же нужно понимать под термином "качество" и какими средствами оно достигается? Ответ на данный вопрос, по сути, является ключом к решению задачи продовольственной безопасности.


Качество товаров следует рассматривать как совокупность характеристик, позволяющих обеспечить ожидаемые потребителем функции.


Любой товар может характеризоваться широкой линейкой потребительских характеристик, порой взаимно исключающих друг друга. В связи с этим товары длительного хранения должны соответствовать узкому, но достаточно обоснованному перечню характеристик, соответствующих задачам хранения. Такие характеристики следует назвать "ключевыми показателями качества товаров

для длительного хранения" (КПКТДХ).


Хранимый товар должен в течение заданного срока обладать пищевой ценностью, к числу показателей которой следует отнести энергетическую, органолептическую, биологическую ценность [2]. Сохранение пищевой ценности продовольственных товаров фактически обеспечивается путем контроля скорости прохождения ключевых химических, физико-химических, микробиологических и биохимических процессов, идущих в продуктах при их хранении. Контроль этих процессов позволит обес-печить высокое качество товаров в процессе хранения.


В реальности в течение хранения качество товаров, как правило, снижается за счет прохождения вышеуказанных процессов. Идут процессы окисления жиров, гидролиза белков, жиров и углеводов, процессы тепломассообмена, на которые расходуются питательные вещества, содержащиеся в хранимых товарах. Пределом срока хранения является время, в течение которого критические показатели качества снижаются до неприемлемого уровня, соответствующего верхней границе показателя «безопасность».


Прохождение всех биохимических, химических и физических процессов при хранении продовольственных товаров, собственно, и определяющих качество продовольствия, зависит от температуры хранения. Из законов химической кинетики известно, что с повышением (понижением) температуры на 10 °С скорость химических реакций увеличивается (снижается) в 2–3 раза. Таким образом, холодильное хранение является одним из основных методов обеспечения высокого потребительского качества продуктов питания. В связи с этим исследование новых методов холодильного хранения и происходящих при этом превращений нутриентного состава продовольственных товаров является актуальной задачей.


Продовольственные товары животного происхождения могут претерпевать значительные изменения даже при холодильном хранении. Известно, что при наступлении «биологической смерти» в клетке включается механизм автолиза, детально описанный академиком А.М. Уголевым [3]. Можно предположить, что продукты автолиза — пептиды, аминокислоты, протеолитические и липолитические ферменты — представляют собой ксенобиотики по отношению к живому организму, в том числе и человека. При холодильном хранении процессы автолиза существенно замедляются, но полностью не прекращаются. В связи с этим представляет интерес изучить токсическое влияние продуктов автолиза, полученных при различных режимах холодильного хранения. Исследования по нивелированию негативных последствий замораживания впервые были начаты в странах Западной Европы, США и Японии. Изучению свойств криопротекторов в различных биотехнологических объектах и пищевых системах посвящены труды отечественных и зарубежных ученых — Л.А. Сарафановой, А.А. Семеновой, Ф.В. Холодова, С.И. Хвыли, Д.Л. Хаффман, Ж. Лафон, Ж. Лебель, Малдрю, А. Суттон, Б.Е. Харрисон, П. Капела и др.


Объектом исследования была свинина одной партии. Свежее мясо использовали в качестве контрольного образца. Испытаниям подвергали образцы свинины, подвергнутые замораживанию методами шоковой и акустической заморозки и хранению в течение шести месяцев в замороженном состоянии в типовой промышленной холодильной камере при температуре –18 °С. Контрольный и опытные образцы использовали в качестве корма для биологических объектов — лягушек и рыб с последующим изучением возможного влияния токсинов на биолгические показатели живых организмов.


Гипотеза исследования: мясо, хранившееся в условиях акустической заморозки, в меньшей степени подвержено автолизу вследствие сохранения третичной структуры белка. При этом исходили из версии, что нарушение третичной структуры белка является стартером процесса автолиза.


Цель исследования — разработать методики объективной оценки биотоксичности мяса холодильного хранения; изучить влияние вида холодильного хранения на биотоксичность свинины.


Для реализации поставленной цели предусмотрено решение следующих задач:

  • провести сравнительный эксперимент холодильного хранения свинины в условиях шоковой и акустической заморозки;

  • оценить биотоксичность мяса после хранения в условиях шоковой и акустической заморозки.

Определяющим условием для формирования качества мяса являются уровень и характер развития автолитических процессов, начинающихся немедленно после убоя животного. Автолиз (или самораспад) — это прекращение обмена веществ в тканях в послеубойный период и переход обратимых биохимических процессов в необратимые под действием тканевых ферментов и микроорганизмов. Физико-химические, гистологические и органолептические изменения протекают в мясе после убоя животного. Основные этапы автолиза: парное мясо — посмертное окоченение (rigormortis) — разрешение посмертного окоченения — созревание.


Метод акустической заморозки (AEF, Acoustic Extra Freezing) обеспечивает контролируемый рост кристаллов в процессе замораживания продуктов питания, при котором создается особое состояние стеклования влагосодержащих субстанций. В контролируемых условиях замораживания процесс протекает так, что свободная влага не выделяется, а следовательно, кристаллы льда не образуются. Технология AEF минимизирует факторы, негативно влияющие на качество замороженного продукта. Ледяные иглы, формирующиеся при проведении шокового замораживания под воздействием постоянного магнитного поля Земли, способствуют конкурентному росту кристаллов. Этот процесс, в свою очередь, приводит к деформации клеток. Наличие солевого раствора в межклеточном пространстве и течение различных химических процессов в продукте в процессе его хранения в морозильнике ухудшают структуру и качество мяса за счет диффузии веществ через поры, образующиеся в результате действия льда [4].


В настоящее время при замораживании продуктов питания, в том числе и мяса, используется шоковая заморозка при –18 и –21 °С. При этом происходит кристаллизация воды, и крупные кристаллы образуются как между мышечными волокнами, так и внутри мышечных клеток. Кристаллы часто соединяются между собой и в разной степени разрушают мышечную ткань. Клеточные оболочки разрушаются острыми гранями кристаллов льда, и компоненты цитоплазмы оказываются вне клеток.


Большинство работ по изменению гистологической структуры мясной продукции проведены для шоковой заморозки [5; 6]. К настоящему моменту неизученным остается вопрос об изменении гистологических и цитологических структур в мясе, замороженном методами акустической технологии.


В данном исследовании изменение гистологической структуры мяса изучали при использовании шоковой и акустической заморозки. Образцы мяса после акустической и шоковой заморозки хранились совместно в морозильной камере при температуре –18 °С в течение полугода. В качестве контроля использовали свежую свинину.


Рис. 1. Гистологический срез поперечно-полосатых мышц свежего мяса

(окрашивание гематоксилин-эозином, увеличение в 600 раз)


На рис. 1 приведена микрофотография свежего мяса. Гистологический анализ контрольного образца мяса проводили после фиксации нейтральным формалинам (24 часа), промывки (24 часа), гистологической проводки, заливки в парафин, резке на микрото-ме, окрашивания срезов гематоксилинэозином и заключения в синтетическую среду [5]. Срезы ориентированы продольно мышечным волокнам. Как видно из рис. 1, на срезе различимы отдельные мышечные волокна, соединительнотканная прослойка и ядра в клетках.


Рис. 2. Гистологический срез поперечно-полосатых мышц свинины,

хранившейся в течение полугода после шоковой заморозки

(окрашивание гематоксилин-эозином, увеличение в 600 раз)


На рис. 2 приведена фотография, полученная в результате гистологических исследований свинины, хранившейся в течение полугода после шоковой заморозки. Шоковая индустриальная заморозка приводит к разрыву мышечных волокон и образованию крупных кристаллов льда, соединенных между собой. При размораживании такая мясная продукция за период хранения теряет первоначальное качество. В процессе холодильного хранения лед сублимируется, и на его месте образуются пустоты, заполненные воздухом. Наличие воздуха значительно ускоряет процессы окисления как при морозильном хранении, так и после дефростации.


На рис. 2 наглядно представлена деструкция мышечных волокон кристаллами льда при шоковой заморозке свинины.


Рис. 3. Свинина после акустической заморозки и шести месяцев морозильного хранения. Продольный срез по отношению к мышечным волокнам

(окрашивание гематоксилин-эозином, увеличение в 600 раз)


На рис. 3 приведены результаты гистологических исследований свинины, подвергнутой акустической заморозке, после шести месяцев морозильного хранения.


Как видно из рис. 3, волокна сохранились, внутри волокон видны короткие разрывы, которые, возможно, возникли в связи с незначительной дегидратацией белковых волокон.


Проведенные гистологические исследования подтверждаются также другими сходными работами, на других объектах животного происхождения, подвергнутых акустической заморозке. На рис. 4 приведены опубликованные в работе [4] сравнительные фотографии радужной

форели. В этом случае срезы проходят не вдоль мышечных волокон, а поперек.


Рис. 4. Поперечный срез мышечных волокон радужной форели, как свежей (слева),

так и подвергнутой шоковой (в центре) и акустической (справа) заморозке


Как видно из рис. 4, при акустической заморозке структура мышечной ткани в разрезе практически не изменилась. При шоковой заморозке видна существенная деструкция как мышечной, так и соединительной ткани.


Таким образом, гистологическими исследованиями с высокой вероятностью показано, что акустическая заморозка, в отличие от шоковой, позволяет сохранить основную гистологическую структуру поперечно-полосатой мышечной ткани свинины, что является большим преимуществом перед шоковой заморозкой. Это позволяет сделать предположение, что акустическая заморозка позволяет сохранить третичную структуру белка, тем самым предотвращая инициацию автолиза замороженных биологических объектов. Полученные результаты убедительно показывают возможность сохранения потребительских свойств свинины при ее морозильном хранении после акустической заморозки в течение полугода. Однако для оценки биологической стабильности структуры белка, обеспечивающей купирование автолиза, необходимо разработать методику, позволяющую численно оценить степень биологической деструкции белковой ткани. С этой целью нами был предпринят метод фрактального анализа белков мышечной ткани свежего свиного мяса и мяса после акустической заморозки, хранящегося в морозильнике в течение полугода.


Микроструктурные изменения при замораживании мяса связаны с нарушением структуры мышечной ткани в результате образования кристаллов льда. Процесс кристаллообразования приводит к изменению физических характеристик материала и может сопровождаться изменениями его физико-химических, биохимических и морфологических свойств, в том числе и изменением структуры белков, которые обладают способностью образовывать фракталы в зависимости от их пространственной конфигурации [7].


Фракталы как метод познания окружающей природы был известен с давних времен. Понятие «фрактал» (от лат. fractus, что означает «дробленый» или может трактоваться как «самоподобие», «копирование») используют для объяснения феномена множественного подобия в живой природе. В природе часто встречаются геометрические фигуры, состоящие из иерархически повторяющихся подобных фигур, во многих уменьшающихся. Фрактал — это узор, или, более широко, прием представления объектов окружающего мира, сущность которого заключается в бесконечной мультипликации объектов, от сверхмалых (структура атома) до сверхбольших (структура вселенной).


Рис. 5. Капуста сорта "романеско"


Наглядным примером такого феномена является капуста сорта «романеско», приведенная на рис. 5.


Капуста состоит из множества повторяющихся конических фрагментов различного иерархического уровня. Исследуя объект капусты самого нижнего иерархического уровня, мы можем с уверенностью формулировать выводы о форме и устройстве объекта самого высокого иерархического уровня, то есть конечного кочана капусты.


Метод фракталов уже в XX веке был применен при программировании и ре-шении сложных математических задач. В частности, Мандельброт использовал принцип фракталов при решении формулы Гастона Жюлиа [8; 9].


Обычно белки, входящие в волокновидные мышечные клетки, образуют стохастические и геометрические фракталы. При замораживании мяса влага, изначально состоящая из гидратных оболочек белковых молекул, может выделиться в виде свободной влаги либо остаться в составе гидратных оболочек. В первом случае влага кристаллизуется в лед, во втором случае она приобретает особое состояние — аморфного твердого тела, напоминающего структуру карамельной кондитерской массы, либо стекла. Поэтому замораживание мяса с образованием "застывшей" структуры белка, содержащей влагу в кристаллическом или аморфном состоянии, может привести к образованию фракталов, отличающихся по форме. Анализ и сравнение фракталов замороженных объектов могут быть рассмотрены в качестве инструмента для оценки степени биологической сохранности белков мяса.


Для получения фракталов на предметном стекле для микроскопа иглами тщательно расщепляли волокна мышечной ткани мяса в капле физраствора. Для каждого образца готовили шесть препаратов. Образцы, в которых волокна не подверглись гомогенизации и разрушению, убирались. Каплю гомогенизированных белков высушивали и фиксировали жидкостью Никифорова [6]. После фиксации образовавшиеся фракталы исследовали под микроскопом при увеличении в 300 раз. Фракталы, образованные мышечными белками свежего мяса, представлены на рис. 6.


Рис. 6. Дихотомически ветвящиеся фракталы, образованные белками свежего мяса

(вид под микроскопом при увеличении в 300 раз)


Сходным образом готовили микроскопические препараты фракталов из мяса, хранящегося в холодильнике после акустической заморозки. Фракталы, образованные мышечными белками мяса, хранившегося шесть месяцев в морозильной камере после акустической заморозки, приведены на рис. 7.


Рис. 7. Фракталы типа .план города., образованные белками, полученными из мяса после акустической заморозки и длительного морозильного хранения

(увеличение в 300 раз)


Как видно из рис. 6 и 7, существуют значительные различия в геометрических формах фракталов белков свежего мяса и мяса после акустической заморозки и длительного хранения. Фракталы мяса после акустической заморозки приобрели более организованную структуру и характеризуются параллельным и перпендикулярным расположением молекул (волокон). Возможно, такое расположение можно объяснить влиянием магнитного поля Земли в процессе длительного хранения. "Аморфная" структура белков свежего мяса может указывать на отсутствие этапа морозильного хранения.


Фракталы, образованные комплексом белков мяса на предметных стеклах под микроскопом (увеличение в 300 раз), указывают на различное структурное

строение белков свежего мяса (рис. 6) и белков мяса после акустической заморозки (рис. 7). Фрактальный анализ позволит экспрессным методом подбирать физические параметры во время акусти-ческой заморозки, при которых происходит наименьшее изменение структуры белковых молекул.


Таким образом, используя метод фракталов, можно достоверно оценить степень приближения двух заданных органических форм друг к другу. Фракталы мяса акустической заморозки напоминают организованную структуру высокоиндустриального объекта. Следовательно, такая форма существования белка, вероятно, будет иметь наибольший успех при решении задачи длительного сохранения белковых структур без их разрушения (без автолиза).


При отработке режима акустической заморозки с целью приближения к сохранению живой структуры белка в качестве индикатора может быть использован способ сближения фракталов живого белка и белка, подвергнутого акустической заморозке. Условием наименьшего изменения молекулярной структуры белка может быть схожесть фракталов или приближение к общему строению фракталов. Для этого должны быть проведены дополнительные исследования, где экспериментально меняются параметры физических факторов, ответственных за образование кристаллов льда в мышечных волокнах и за размеры этих кристаллов. В данном случае пока можно только констатировать, что акустическая заморозка меняет структуру белковых молекул. Несмотря на образование мелких кристаллов в мясе, представленные для исследования образцы мяса после акустической заморозки позволяют сделать вывод, что как продукт мясо сохраняется лучше, чем при шоковой заморозке, однако метод акустической заморозки еще можно совершенствовать и, возможно, довести до такого состояния, когда в мышечной ткани и в других живых тканях практически не будет изменяться структура белка из-за образования кристаллов льда во время заморозки.


Таким образом, после акустической заморозки мышечные белки образуют совершенно другой фрактал, указывающий, что заморозка изменила структуру белка. Видимо, это связано с разрывом и денатурацией части белковых молекул.


При изготовлении препаратов мяса на предметных стеклах после акустической заморозки и свежего для выявления бактериального контаминирования определялась различная консистенция образцов сенсорным способом. Текстура свежего мяса была более упругой по сравнению с мясом после акустической заморозки. Это может указывать на различия в молекулярной структуре свежего мяса и мяса после применения акустической заморозки.

Окончание следует


Библиографический список:

1. Лисицын А.Б. Современное состояние и перспективы развития мясной отрасли АПК / А.Б. Лисицын, Н.Ф. Небурчилова, И.В. Петрунина // Проблемы прогнозирования. —2016. — № 1. — С. 50–61.

2. Сидоренко Ю.И. Задачи товароведения в области разработки и организации оборота инновационных продуктов питания // Пищевая промышленность. — 2009. —№ 11. — С. 10–14.

3. Уголев А.М. Теория адекватного питания и трофология / А.М. Уголев. — СПб.: Наука, 1991. — 270 с.

4. Балабодин Д.Н., Климашевский И.В. Революционные методы акустической заморозки // Империя холода. — 2017. — 38 с.

5. Хвыля С.И. Стандартизованные гистологические методы оценки качества мяса и мясных продуктов / С.И. Хвыля, В.А. Пчелкина, С.С. Бурлакова // Все о мясе. — 2011. —№ 6. — С. 32–35.

6. Микроскопическая техника. — М.: Медицина, 1996. — 544 с.

7. Симонян Г.С., Симонян А.Г. Фрактальность биологических систем и фрактальность органов и организмов // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. — 2016. — № 3 (ч. 2). — С. 272–276.

8. Авлеева А.Н., Беловодский В.Н. Множество Жюлиа, алгоритм построения, сравнительный анализ / Донецкий национальный технический университет. — http://ea.donntu.org:8080/bitstream/123456789/24520/1/avleeva.pdf

9. https://allatravesti.com/chto-takoe-fraktaly-mir-vokrug-nas-chast-1

10. Бродский И.Б., Бряцкова С.А., Ковалева А.М., Урюнова В.Ф., Гусев С.А., Серниенко В.И., Матишов Д.Г. Микроядра как маркеры хромосомных изменений клеток // Журнал фундаментальной медицины и биологии. — 2012. — № 1. — С. 4–8.

11. Traver D., Winterer A. et al. Effects of lethal irradiation in zebrafish and rescue by hematopoietic cell transplantation // Blood 1. 2004. 04, p. 1298–1305.

12. Niethammer Ph., Clemens A. et al. A tissuescale gradient of hydrogen peroxide mediates rapid wound detection in zebrafish // Cell Death Differ. 2009. 1: 431–442.

13. Ilyinskikh N.N., Ksents А.S, Ilyinskikh V.N. et al. Micronucleus analysis in cytogenetic instability. — Tomsk: TSPU, 2011. — 312 p.


References:

1. Lisicyn A.B. Sovremennoe sostojanie I perspektivy razvitija mjasnoj otrasli APK / A.B. Lisicyn, N.F. Neburchilova, I.V. Petrunina // Problemy prognozirovanija. 2016. № 1. S. 50–61.

2. Sidorenko Ju.I. Zadachi tovarovedenija v oblasti razrabotki i organizacii oborota innovacionnyh produktov pitanija // Pishhevaja promyshlennost'. 2009. № 11. S. 10–14.

3. Ugolev A.M. Teorija adekvatnogo pitanija i trofologija / A.M. Ugolev. SPb.: Nauka, 1991. 270 s.

4. Balabodin D.N., Klimashevskij I. Revoljucionnye metody akusticheskoj zamorozki. Imperija holoda, 2017. 38 s.

5. Hvylja S.I. Standartizovannye gistologicheskie metody ocenki kachestva mjasa i mjasnyh produktov / S.I. Hvylja, V.A. Pchelkina, S.S. Burlakova // Vse o mjase. 2011. № 6. S. 32–35.

6. Mikroskopicheskaja tehnika. M.: Medicina 1996. 544 s.

7. Simonjan G.S., Simonjan A.G. Fraktal'nost' biologicheskih sistem i fraktal'nost' organov i organizmov. Mezhdunarodnyj zhurnal prikladnyh i fundamental'nyh issledovanij. 2016. № 3 (chast' 2). S. 272–276.

8. Avleeva A.N., Belovodskij V.N. Mnozhestvo Zhjulia, algoritm postroenija, sravnitel'nyj analiz // Doneckij nacional'nyj tehnicheskij universitet // http://ea.donntu.org:8080/bitstream/123456789/24520/1/avleeva.pdf.

9. https://allatravesti.com/chto-takoe-fraktaly-mir-vokrug-nas-chast-1.

10. Brodskij I.B., Brjackova S.A., Kovaleva A.M., Urjunova V.F., Gusev S.A., Sernienko V.I., Matishov D.G. Mikrojadra kak markery hromosomnyh izmenenij kletok // Zhurnal fundamental'noj mediciny i biologii. № 1, 2012, S. 4–8.

11. Traver D., Winterer A. et al. Effects of lethal irradiation in zebrafish and rescue by hematopoietic cell transplantation // Blood 1. 2004. 04, p. 1298–1305.

12. Niethammer Ph., Clemens A. et al. A tissuescale gradient of hydrogen peroxide mediates rapid wound detection in zebrafish // Cell Death Differ. 2009. 1: 431–442.

13. Ilyinskikh N.N., Ksents A.S, Ilyinskikh V.N.

ХРАНЕНИЕ МЯСА В УСЛОВИЯХ АКУСТИЧЕСКОЙ ЗАМОРОЗКИ И ОЦЕНКАЕГО БИОТОКСИЧНОСТИ (ЧАСТЬ 1)

46 просмотров0 комментариев